?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Журнальный понедельник

Будем считать традицией - по понедельникам выкладываю что-то из "Искусства", для поразмышлять.

Текст, как уже упоминалось, размещаю после распознавания, со всем, что этому сопутствует. Иллюстрации родные, журнальные. Темы - как получится. Проехали.

Окрыленный штрих
К 75-летию Аминадава Каневского

И. Абрамский

Первое, что бросилось в глаза в мастерской Аминадава Моисеевича Каневского, — его новый рисунок: два барана (черный и белый) — два великих упрямца столкнулись на узеньком мостике и не дают пройти друг другу. Очень трудно изображать стремительное движение, но еще труднее дать почувствовать внутреннюю динамику рисунка. Благодаря очень точно найденным позам стремление баранов во что бы то ни стало не сдвинуться с места показано так убедительно, что позволяет говорить о классических чертах упрямства, запечатленных художником. Речь идет о новом остроумном рисунку Каневского, сделанном им в качестве иллюстрации к готовящейся к изданию в 1973 году книге С. Михалкова «Вчера, сегодня, завтра».



А. Каневский. Сценка на улице. Сапожник и дворник (из неопубликованного). Черная акварель. 1924.
А. Каневский. Из иллюстраций к повести Н В. Гоголя «Иван Федорович Шпонька и его тетушка». Тушь, 1952.
А. Каневский. Из иллюстраций к стихотв. С. Маршака «Кошкин дом». Тушь. 1956—1958.


Как приятно убедиться, что старейшина сатирического цеха народный художник СССР, член-корреспондент Академии художеств Аминадав Каневский в семьдесят пять лет рисует сегодня так же весело и озорно, как в 1924 году, когда только начинал печататься. Еще на год раньше, в 1923 году, Каневский и Кукрыниксы организовали «Арап-отдел» в газете Вхутемаса. Д. Моор обратил тогда внимание на дарование молодого художника. Еще на студенческой выставке он сделал в своем блокноте такую запись: «Вдумчивый, серьезный работник. Своеобразен. По-своему работает. Будет влиять на среду. Литографию хорошо знает. Идет карикатура. Просит сделать рисунок...». Первые опыты Каневского (1924) были напечатаны в «Безбожнике» (1925) и в журнале «Даешь». Мастер внимательно следил за творческим ростом молодого художника. Это Моор разбудил в Каневском «увлечение актуальностью». Художник горячо полюбил карикатуру, дышащую жизнью, злободневную, проникнутую острой мыслью и потому всегда эмоциональную. И Каневский, мечтавший когда-то о лирическом пейзаже и мирных живописных полотнах, избрал для себя многотрудную стезю художника-сатирика.

Совершенствованию молодого карикатуриста весьма способствовали такие отличные педагоги, как П. Я. Павлинов, В. А. Фаворский и Н. Н. Куприянов, постоянно сотрудничавший в «Крокодиле».

Рисовать Каневский начал в восьмилетнем возрасте.
— Мир для меня был населен фантастическими существами,— рассказывает художник.— Такими существами были и трубы, взобравшиеся на крыши, и лошади, и могущественный повелитель гусей — гусак....

А. Каневский. В уездных сугробах. Тушь. 1932.

Вскоре юный художник начал копировать рисунки из «Нивы». Его настолько влекло рисование, что, работая мальчиком у фотографа, а позже в конторе на мельнице и кустарном механическом заводе, он каждую свободную минуту рисовал. Даже призванный в 1917 году в армию, он и на военной службе умудрялся в своем заветном блокноте делать сотни набросков. После окончания учебы Каневский с группой молодых художников организовал плакатную мастерскую. «Мы ставим своей задачей, — рассказывал он, — овладеть тематическим рисунком, цветом и композицией так, чтобы суметь превратить сложную политическую тему в ясный, простой и убедительный образ». Реализация этих точно сформулированных задач помогла художнику добиться успехов в области политического плаката. Вспомним, что Демьян Бедный охотно делал стихотворные подписи к его рисункам.

В 1936 году он начал печататься в «Крокодиле», продолжая работать в этом старейшем сатирическом журнале до наших дней. Здесь увидели свет такие его ныне широко известные рисунки, как «Смотр старой гвардии капитализма», «Звонарь», «Взятка», «Школа злословия», «Письмо с дачи», «Из жизни тигров» и многие другие, надолго запомнившиеся карикатуры. Из года в год совершенствовалось мастерство, оплодотворенное острой сатирической мыслью, оттачивался и заострялся динамичный штрих. Сам автор называет свой штрих «шерстистой линией», правильно оттеняя его занозистость и колючесть. В глубоко индивидуальном штрихе Каневского — один из секретов острой выразительности его произведений.

«Когтистый» штрих Каневского, как бы пропитанный жизненными впечатлениями, обладает такой могучей действенностью потому, что художник видит свое призвание в «служении ежедневности», по меткому выражению Д. Моора. Любопытно, что характер штриха меняется у него в зависимости от темы рисунка. В карикатуре на капитализм, проводящий смотр своей старой гвардии, многие представители которой оказались уже на свалке истории, штрих художника насыщен злостью, гневом, сарказмом. Кстати, в основу этой карикатуры художник положил оригинальную сатирическую находку. Фигуры Нго Дин Дьема, Баттисты, Ли Сын Мана, Чан Кай-ши, а также прочих приспешников капитала он изобразил в виде урн для мусора. Штрих здесь нарочито груб, отрывист. Он беспощадно и энергично разит врага. Сравним этот штрих с характером рисунка «Из жизни тигров», повествующего о переживаниях хищника, сбежавшего из цирка только из-за происков завистников и интриганов. Каневский изобразил несчастного тигра, по-человечески охватившего лапами морду, и буквально несколькими лаконичными штрихами ярко выразил совершенно человеческое отчаяние зверя. Но характер штриха здесь иной, более мягкий.

А. Каневский. Из иллюстраций к стихотв. С. Маршака «Кошкин дом». Тушь. 1956—1958.

Не случайно этот рисунок принадлежит к числу удачнейших. Мастер влюблен в животный мир и удивительно тонко изучил звериные характеры и повадки, умело синтезируя их в создаваемых художественных образах. Рисунки Каневского, изображающие животных в тех или иных «очеловеченных» ситуациях, вызывают у зрителей ассоциации с человеческими поступками. Недаром так радует его рисунок «Заботливая мамаша», изображающий молоденького петушка, раскинувшегося в сладком сне на удобной тахте, над которым склонилась любящая мать. «Пусть Петя еще немножечко поспит. Я сама прокукарекаю», — гласит подпись. Вот это умение наделять животных человеческими чертами и, наоборот, открывать в иных человеческих существах звериные свойства помогает художнику глубже заострять психологические портреты героев своих произведений.

Удивительное умение рисовать животных проявилось у Каневского еще в начале его творческой деятельности, когда он пробовал силы в иллюстрациях на страницах журнала «Пионер». Здесь появились получившие вскоре широкую известность такие художественные «гибриды», как «Крокотух» (помесь крокодила с петухом), «Утколев» и «Козекур» (сочетание козы с курицей).

A. Каневский. Из иллюстраций к стихотв. B. Маяковского «Шесть монахинь». Тушь, акварель. 1969.

Еще в 1927 году Каневский создал изобретательный пародийный рисунок «Дворник и сапожник». У дворника бороду заменила выразительная метла, а у сапожника вместо носа красовался мастерски вкомпонованный в лицо носок от ботинка. Такие оригинальные находки в начале творческого пути позволили художнику уже в наши дни (1971) создать на страницах «Веселых картинок» уникальную по яркости и остроте изображения «изобасню»: медведь-фотограф на фоне фигуры свирепого льва с вырезанным отверстием для головы снимает выглядывающую из дыры заячью морду. Под комедийным леском  рисунка угадываются глубокие размышления о свойствах человеческих характеров.
Очень характерен его известный рисунок «Школа злословия». Две болтливые кумушки, поссорившиеся из-за какого-то пустяка, вошли в раж и поливают друг друга ругательствами, от которых затыкают уши присутствующие при этой сцене ребята. В пылу словесного турнира они до того распалились, что нападают друг на друга, точно разгоряченные боем задиристые птицы. Каневский изобразил даже одну из спорщиц как бы взлетающей от клокочущего в ней негодования на воздух. Характер штриха здесь опять иной. Выраженная в нем энергия и жесткий ритм точно передают атмосферу скандала, готового перейти в драку. В 1960 году Каневский поместил в «Крокодиле» рисунок под названием «Письмо с дачи». Тема чисто юмористическая. Лаконичный текст сопровождает этот веселый рисунок: «Устроились хорошо, сняли на лето весь верх». А изображен курятник, в котором нижний насест занят петухами и курочками, а на верхнем в тех же птичьих позах устроились дачники. В этой карикатуре с особой силой выявилось умение Каневского наделять людей повадками птиц и животных.

К числу запомнившихся «крокодильских» рисунков Каневского принадлежит также его «Звонарь» (1956). На трибуне с микрофоном художник изобразил типичнейшего болтуна-хозяйственника, который с необыкновенной легкостью раздает обещания. Он заверяет, подтверждает, клянется.

А. Каневский. Из иллюстраций к сборнику «Из произведений украинских писателей конца 19  — начала 20 века «Сатира и юмор». Тушь. 1966.

Художник своим полным иронии рисунком дает понять, что, к сожалению, все это только пустые слова. Оригинальна композиция. Болтун на трибуне занимает только нижнюю часть рисунка, а основная площадь изображения отведена умело скомпонованным колоколам, начиная от тяжелых трезвонных «орудий» и кончая залихватскими колокольчиками. Этот арсенал звонарного искусства убедительно утверждает, что чем громче человек клянется, тем меньше веры его обещаниям. Получилось весьма веское предупреждение «обещалкиным» всех мастей и пород!

Большую лепту внес Каневский в дело антирелигиозной пропаганды. С подлинным юмором, язвительно разоблачает он лекторов-бездельников, формально относящихся к своей работе, преспокойно храпящих, удобно устроившись на ложе из книг. Впечатляющая художественная находка — огромный темный силуэт церкви, с которым резко контрастирует белый, совершенно пустой план атеистических лекций. Продуманная композиция рисунка сыграла решающую роль в злом осмеянии лодыря-пропагандиста (1962). А еще на два года раньше Каневский поместил в «Крокодиле» остроумную карикатуру на беспомощных районных культработников, стоящих на коленях в церкви и шепчущих: «Господи! Пошли хоть одного лектора-антирелигиозника в наш район...»

Говоря об удачах Каневского, нельзя не вспомнить его многократно перепечатанную в альбомах карикатуру «Взятка» (1955). Нарисована она лихо, озорно, с присущей автору экспрессией и совершенством композиции. Толпа посетителей с заявлениями точно лавина обрушивается на стол секретарши, а в это время элегантная дамочка-«взятка» без всякой очереди проходит в кабинет замзава Хапугина, держа в руках роскошный букет цветов, завернутый в банковские ассигнации. Интересны и такие детали: дверная ручка кабинета нарочито преувеличена, чтобы осмеять веру мздоимца в непоколебимость своего «величия». А толпа посетителей, изнывающих в очереди, помещена в самый край рисунка. Нарисовано всего семь фигур, вызывающих в воображении зрителей ощущение толпы.

А. Каневский. Из иллюстраций к стихотв. С. Маршака «Человек рассеянный». Тушь, акварель. 1957.

Для творчества художника характерно тонкое умение выявить самое существо темы рисунка, максимально усугубив ее сатирическую заостренность.

Иногда, разглядывая рисунки Каневского, кажется, что автор торопится, но это вовсе не торопливость, а нетерпеливое стремление поскорее поделиться с читателем острой мыслью. Это напряженный динамизм его легкого, непринужденного штриха, иногда нарочито грубого и кажущегося небрежным, когда этого требует характер темы. И создается такое впечатление, будто в семью советских карикатуристов ворвался вдруг буян, озорник, веселый затейник. А ведь Аминадав Каневский в жизни человек тишайший и скромнейший. Мы его никогда не слышим, но зато явственно видим, как в пылу творческого волнения его виртуозный штрих становится смелым и дерзким. Всем своим творчеством художник утверждает бескомпромиссность сатирического жанра.

Работая над карикатурами, Каневский не любит эскизов. Сидя у него в мастерской, поражаешься обилию легких карандашных зарисовок с натуры, всегда предшествующих появлению нового рисунка. Пристально и углубленно изучая людей и жизненные ситуации, художник обнаруживает «жемчужное зерно» подлинно типических и смешныж находок. А такая находка сразу вселяет в работу художника особую легкость и артистичность штриха.



А. Каневский. Рацпредложение «Крокодила»: Как избежать потери при доставке скота на мясокомбинат. Акварель. 1971.
А. Каневский. В цирке.
А почему ты из цирка сбежал?
— Сбежишь! Там кругом завистники, интриганы, каждый сожрать тебя готов!..
Тушь, акварель, окури. «Крокодил». 1967.
А. Каневский. Из иллюстраций к книге Н. Носова «Витя Малеев в школе и дома». Тушь, акварель. 1972.

Несмотря на некоторую экстравагантность рисунка, творческий метод Каневского глубоко реалистичен. Даже в годы учебы во Вхутемасе на художника не повлияли так распространенные тогда кубизм, супрематизм и прочие побеги формализма. Он неизменно шел от правды жизни, его компасом была окружающая действительность.

Когда говорят о Каневском, то всегда добавляют: своеобразный, сугубо индивидуальный, неповторимый мастер. И это не юбилейное славословие, а объективная характеристика творчества художника. В семьдесят пять лет энергичный штрих рисунков мастера по-прежнему наполнен острой мыслью, эмоциональной динамикой.

А теперь о самом главном, что питает творчество художника и является источником его успехов. Каневскому органично присущи чувство юмора, добрый, веселый смех.

Юмор весьма разборчив в выборе друзей и дружит только с теми, кто его тонко чувствует и понимает. Всю свою творческую жизнь Каневский не расстается с ним ни на один день. И этим он вправе гордиться. Все работы этого верного рыцаря смеха пронизаны иронией, улыбкой и потому так популярны. Народ любит и ценит все подлинно смешное и веселое.

Тонким юмором пронизаны иллюстрации к многочисленным книгам, созданные Каневским. Чудесные рисунки к «Вечерам на хуторе близ Диканьки» Н. В. Гоголя, спокойные, проникнутые улыбкой; в них передано особое очарование украинской природы, столь близкой художнику. Незабываема, в частности, тетушка Ивана Федоровича Шпоньки, Василиса Кашпоровна, изображенная на охоте, или Иван Иванович с Иваном Никифоровичем...

А. Каневский. Из иллюстраций к книге Н. Носова «Витя Малеев в школе и дома». Тушь, акварель. 1972.

В области иллюстраций художник работает давно и плодотворно. Еще юношей он сделал иллюстрации к «Помпадурам и помпадуршам» и «За рубежом» М. Е. Салтыкова-Щедрина, где юмор уступает место острой сатире. Широко известны иллюстрации Каневского к произведениям А. Чехова, А. Толстого, В. Маяковского, К. Чуковского, С. Маршака, С. Михалкова, А. Барто, Н. Носова, высоко ценивших его искрометные, психологически выразительные и по-настоящему веселые рисунки. Совершенно особо должны быть отмечены его иллюстрации к пушкинской «Сказке о попе и о работнике его Балде», о которых восторженно отзывается К. И. Чуковский в своем бережно хранимом письме к художнику: «Только теперь я увидел Вашего «Балду» и спешу выразить Вам свой восторг. Этот базар, это море, эта сосна — какая здесь глубина и поэзия. Поп с дугами, поп без рясы, попадья, поповны, образ самого Балды — как хороша здесь каждая деталь, сколько изобретательности, юмора, прелестные краски, лаконический и сильный рисунок. Уверен, что сам Александр Сергеевич одобрил бы эти картины, они в такой гармонии с их бытовой подоплекой...». И дальше приписка: «Главное качество этих рисунков — монументальность».

Не случайно К. Чуковский назвал иллюстрации художника «картинами». Высокая типизация, глубокая образность рисунков позволяют говорить о подлинной монументальности произведений. Эту особенность его творчества отмечает и В. Ермилов в своем труде о Гоголе: «Надо признать, что художник блестяще понял Гоголя». Глубокое проникновение в замыслы писателя, умение понять литературное произведение и сделать достоянием читателя авторский подтекст — это тоже одно из ценнейших свойств художника. Очень точно охарактеризовал основные черты облика художника С. Маршак в своем стихотворении, посвященном Каневскому:



А. Каневский. Из иллюстраций к сборнику «Из произведений украинских писателей конца 19 — начала 20 века «Сатира и юмор», Тушь. 1966.
А. Каневский. Заяц у фотографа. Иллюстрация к журн. «Веселые картинки». Тушь, акварель. 1972.
А. Каневский. Бараны, из иллюстраций к книге С. Михалкова «Вчера, сегодня, завтра», акварель. 1973.


«Сквозь сатирическую призму
Врага ты видел и не раз.
Звероподобному фашизму
Попал стрелой не в лоб, а в глаз.
Не перечесть твоих успехов.
Твои рисунки увидав,
Тебе, мой друг, сказал бы Чехов:
«Благодарю, Аминадав!»
Ты украшал на радость детям
Страницы прозы и стихов
И превосходно— мы отметим —
Изображал ты петухов!
Я с бесконечною любовью
Тебе желаю всяких благ
И долголетья, и здоровья!
Твой современник С. Маршак».

Остается только присоединиться к добрым пожеланиям писателя и горячо пожелать оригинальному художнику продолжения поры творческой молодости.

Предыдущие статьи

Comments

( 8 comments — Leave a comment )
zhelty1
Jun. 28th, 2010 05:38 am (UTC)
О! Помню его картинки. Не только в "Крокодиле". Журнал такой был "Человек и закон". Там тоже вроде были
natpopova
Jun. 28th, 2010 06:10 am (UTC)
мне про лектора-религиозника понравилось :)

у бабушки подшивку "крокодила" часто листала, но вот каневского совсем не помню...
natpopova
Jun. 28th, 2010 11:20 pm (UTC)
погляди, что нашлось

http://sergey-repiov.livejournal.com/
yms
Jul. 3rd, 2010 09:27 am (UTC)
Он автор известного образа Мурзилки как желтого персонажа с красным шарфом и беретом.
natpopova
Jul. 5th, 2010 04:28 am (UTC)
да, спасибо, что напомнили. один из символов детства

yms
Jul. 5th, 2010 06:47 am (UTC)
вам спасибо. я поставил ссылку сюда из Википедии :)
(Anonymous)
May. 18th, 2014 08:03 am (UTC)
пожелать оригинальному художнику продолжения поры тв
Вообще-то он умер в 1976...
natpopova
May. 18th, 2014 08:16 am (UTC)
Re: пожелать оригинальному художнику продолжения поры
ранее указывала: ... статьи из журнала "Искусство" 70-х годов
( 8 comments — Leave a comment )